Сказание про трёх братьев – Кия, Щека, Хорива и сестру их Лыбедь 

В древние времена не стало Русам покоя на Дону-реке, и собрались тогда князья-братья и сестра их Лыбидь держать совет со своими Родами.

 Нет больше мочи тут жить,  рек Кий,  у нас людей больше гибнет, чем рождается и конца-краю войне не видно.

 Едва от одних врагов отобьёмся, другие идут, и всё со свежими силами, — добавил Щек.

— Надобно уходить в тихие земли, — отозвался Хорив, — где можно спокойно жить, хлеб сеять и скот разводить.

А некоторые Старейшины, седобородые Деды, вздыхали:

— Когда-то ушли мы из Ябулаки к Дону, принесли семена, яблочки посадили, а теперь, выходит, кто-то другой их есть будет?

— Ежели жить хотим, уходить надобно, — говорили иные, — и в другом краю сады яблочные и лозу виноградную посадим. Ведите нас, князья-братья!
И велели братья своим людям в дальний путь собираться и идти к Карпат-горе и на Дунай.

И вспоминали братья-князья своего отца Орея, которого давно уже не было на свете, помер он ещё до того, как Русы пришли на Дон. А теперь из-за войн и мора опять надо идти иные земли искать.

Поплакали бабы и старики, что не придётся помереть на родной земле, да делать нечего, собрали добро, сложили на возы и пошли-поехали за братьями на закат Солнца великого. И первыми Щек с Хоривом за Карпат-гору ушли, а за ними и Кий с сестрою в поход отправились.

Долго шли они степями дикими и претерпевали многое от людей недобрых, а чтоб обороняться от всяких разбойников, двигались порядком таким: впереди князь с дружиной, потом возы в два ряда справа и в два ряда слева, сзади тоже дружина ратная, и по бокам — всадники. А посредине между возами шли пешие, кому на возу не сиделось и хотелось ноги размять. А на возах ехали старцы, жёны, дети, хворые люди, а также овцы с ногами связанными, потому как не могут овцы сами ходить далеко.

Так шли они до самого вечера, потом останавливались у воды. Поили скот, пили сами, собирали сухую траву для костра, рубили кусты и ставили в больших котлах варить вечерю для всех людей. Стан на ночь окружали возами, а скотину держали у берега, чтоб ела траву свежую и пила воду чистую, сколько хотела. А на полгона дальше в степь высылали дозорных. У берега всю ночь горело кострище, и при нём был Огневой или Баба-коструня, и те следили, чтоб не погас огонь.

В реке на ночь от берега до берега протягивали сети, а утром на Зорьке вынимали рыбу, пекли на угольях и готовили варево на снеданок.

Потом снимались и прежним порядком шли всё так же на заход солнца. В обед только на час останавливались, а потом опять шли до вечера. И шли Пращуры по степи, и возы могли ехать, потому как всадники впереди прибивали траву высокую, и она не наматывалась на колёса. И не раз и не два на пути встречались враги и хотели пограбить Русов, да были всадники начеку и разгоняли гостей непрошенных.

Так дошли Русы до Гнилого Болота, а там — ни травы доброй, ни воды питьевой. Скотина стала реветь от жажды и голода, и Кий велел дать ей понемногу воды из тех мехов, что для себя везли и покормить просом. Никто из людей не возражал, одначе все остались без питья и еды. И многое претерпели люди в дороге той, и многие по пути умерли от хворобы всякой, жажды и голода.

И пришли они к Ставрам. Послал Кий гонцов, те вернулись и сказали, что Ставры сами голодуют и не могут дать ни проса, ни хлеба, а только воды и соли сколько угодно, да ещё капусты кочанной. Отправил Кий людей с возами к Новгороду Ставрскому, и те привезли припасы, да ещё прикупили малость гречки.

И опять долго шли, и много страданий на их долю выпало, да крепились люди и друг-дружку поддерживали. А когда дошли до Непры, в море бегущей, то стали на берегу в страхе, потому как нигде, кроме Волги, такой могучей реки не видывали.
   И велел Кий-князь деревья на берегу рубить, строить большую лодию и перевозить людей. И вскоре все оказались на другом берегу, и пошли дальше к Дунаю.
   А когда пришли на Дунай, то не смогли там осесть, поскольку встретили много врагов. И пошли они наТышу-реку и поставили град Киевец-Дунаевец. Да и там из-за Волохов не смогли долго жить. И тогда отошли назад, к Непре, и поставил Кий иной град Киев.
Оттуда и пошла земля русская Киевская, богатая и славная на Славуте-Днепре.
И слава о князе Кие не умрёт никогда, вовеки!